Бойтесь Живого!

Главная страница » Читаем… » Проза » Бойтесь Живого!

Вы знаете, что ролевые игры компании Bioware, выходящие часть за частью (Knights Of The Old Republic, Dragon Age, Mass Effect), сопровождаются прозой маститых писателей-фантастов, в частности, прозаика Дрю Карпишина? Помимо этого, в игровой индустрии существует явление под названием “фанфик” (fan fiction), произведения фанатов игр либо аниме-фильмов. Андрей Юрьев решил попробовать силы в написании фанфика по четвертой части игры во вселенной ME, а именно Mass Effect: Andromeda. Игра заканчивается, оставляя открытым вопрос – кто финансировал переселение рас Млечного Пути в галактику Андромеда и почему он избавился от исполнителей его грандиозного плана? И что будет делать Примас, помощница уничтоженного Архонта?

 

– Ну что? – Пиби привстала из кресла, подавшись навстречу Первопроходцу. – Каково это – планета, названная в твою честь?

– Пелессария Б’Сейл, не утомляй меня этим чванством! Почему ты не веришь, что мне не так важно быть первым? – Райдер налил последнюю чашку чая. Последняя порция из запасов Суви. Штурман не пожалела той еще, земной, цейлонской вкусняшки. Угодить боссу? Или порадовать друга? Если уж земных женщин тяжело понять, что взять с азари – Пиби, похоже будет еще долго его удивлять…

– Потому что это вселенский инстинкт, детка Скотти! Говорю тебе как первая в твоей жизни двухсотлетка.

– Мне надо побыть одному, – Скотт не шутил. Сейчас не шутил. Уже неделю не шутил. Совсем. Груз победы над Архонтом оказался тяжел, неожиданно.

– Мне кажется, я понимаю, каково тебе, – Пибс приобняла его, прильнув синей щекой к загорелому плечу. – Понимать, что выше тебя, сильнее и умнее нет сейчас никого. Я, когда биотика во мне проснулась, чувствовала себя как слон в посудной лавке. Вот в шутку щелкнешь пальцами – и полскалы тебе на голову! Да что тебе! Не тот жест – и собеседник улетел в тартарары от удара…

– Нет, Пиби, не понимаешь. Не могу всего сказать. И душит слишком, и… Знаешь… всё так туманно… Ну ладно, малыш, иди!

Азари схватила его за плечи, заглянула в глаза, хохотнув:

– Значит, все таки малыш? Все-таки ты хоть в чем-то выше? Ну ладно, ладно.

Прихватив штаны и куртку, пританцовывая, покачивая синими бедрами, любовница Первопроходца – ммм, как она движется! – прямо выплыла из каюты.

 

Архонт. Это конец. Свершившийся конец истории. Но что было вначале? Первый из командиров кеттов… Так… Воелд, да, Храм Вознесения. Именно там, когда пробились к старейшине ангара Мошаэ Сефа, старший кетт простонал, весь израненный потоками частиц из ангарской штурмовки Скотта: «Вы не понимаете, какой Дар вам предлагают…» После него все кеттские вожаки выкрикивали перед расстрелом: «Вы не понимаете!» Но чего? Что ускользает за пределы сознания?

Пределы… Нельзя сейчас расслабляться и позволять Пиби опять устраивать слияние разумов – высшую способность среди всех инопланетных рас, достояние азари, благодаря которому они порождали новое – набор способностей сознания своих дочерей. Разум, обогатившийся турианцами, людьми и, говорят, даже кроганами! Нет-нет-нет, нельзя показывать никому этот сосущий сердце страх! Джиен Гарсон, затеявшая Инициативу переселения рас Млечного Пути в Андромеду, погибла не просто так! Таинственный Благодетель, снабжавший ее экстра-ресурсами и ультра-полезными связями, все-таки пожелал ее исчезновения. Но почему? По-че-му?

Неослабевший даже спустя две недели после уничтожения Архонта поток славословий пугал. «Я победил. Я? Ведь нет, мы! Мы остановили его. Мы! А что, если я, подключая импланты к искусственному разуму и связываясь через него с командой… Что, если я как азари, слился с товарищами, и Я теперь – Мы? Был личностью – стал коллективным разумом… И что если мы все теперь – улей, Сверх-Улей, в котором место и пчелам, так сказать, и осам, и шершням, и где-то… Где-то незримая нами глава улья, ведшая нас к победе… Кошмар! Просто кошмар!»

Скотт пробормотал что-то и включил систему архивации почты. Первый вожак кеттов, как его звали… Кардинал! В Храме Вознесения на ледяном Воелде он первым заговорил о даре. Превращение существ практически любой расы в кеттов – «избранным» вводили сыворотку с генами «лучших» из кеттов, и главные генетические цепочки были… генами самого Архонта.

«Что-то не то», – бормотал Скотт, рисуя на мониторе схему, план воспоминаний о теперь легендарном прибытии ковчега Нексус в Галактику Андромеды. – «Почему кетты прямоходящие, почему ДНК их подобна клеткам рас Млечного Пути? Почему мы не встретили, например, ангелоподобных существ – сгустков энергии?»

Стоп! Стоп-стоп-стоп! На Воелде же, когда расследовали противоречия внутри самих кеттов, и Примас, как оказалось, была недовольна Архонтом потому, что уклонился от поставленной цели – вознести, превратить всех ангара в Скоплении Элея, – она упоминала благодетеля! Совпадение? Две настолько отличные друг от друга расы – людей и кеттов – говорили о ком-то, свершающем благодеяние для обоих представителей этой Вселенной!

Скотта зазнобило. Руки дрожали. Он повторил про себя формулу людских мучений «страсть-страдание-страх». Вот так! При стрессе главное – успокоить фантазию, мигом изобретающую демонов, возможных и небывалых, рвущих душу на части сомнениями и нелепыми предположениями. Разум должен быть холодным и ясным, без измышлений. Вот, вот, вот…

Скотт прошептал: «СЭМ, ты здесь?» Искусственный интеллект тут же откликнулся: «Я всегда с тобой! Кроме чудовищных случаев вмешательства в твое сознание извне». «Построй прогноз, кто может больше всех знать о ситуации с Благодетелем?»

СЭМ помолчал. И снова его тихий голос дал о себе знать: «Джиен Гарсон убили из огнестрельного оружия. Поселенцам его ношение на ковчеге не дозволено. Надо проверить базу данных командира ополчения Кандроса».

Идем! Идем к Кандросу! Неужели служака-турианец о чем-то умалчивает?

 

В командном центре, как всегда, стоял легкий гул – шумели кондиционеры, пошумливали подчиненные Кандроса, предпочитающие перекинуться с коллегой-соседом парой словечек вместо печатания фраз в мессенджерах.

– На что так смотрите, Райдер? Нам бы ваш СЭМ, организовать нейросеть для мгновенного обмена сообщениями! – улыбнулся начальник ополчения, если движение роговых пластин на скулах можно считать за подобие улыбки.

– У вас не было такого, Кандрос, что каждое слово кажется следующим шагом в сложном плане? – Скотт, справившись с дрожью, всматривался в движение глаз турианца в глубине раскрашенного боевым окрасом черепа.

– О, об этом любит поговорить ваша штурман! Мы же, народ Паалавена, больше верим в личную ответственность каждого внутри социума. Заметили ведь? Во главе наших отрядов стоит патриарх – может, и не самый опытный боец, но самый опытный в познании мотивации.

– Это точно, – кивнул Скотт.

– Так что вас пугает в создании нейросети?

– Да та же проблема, что с любой «богомашиной»! Несанкционированный доступ – и вся система парализована. Архонт чуть не прорвался в сеть Джаардан, всего лишь взломав доступ к СЭМу через имплант моей сестры. А представьте – все турианцы вдруг бьются в конвульсиях из-за такого вот хакера, понимаете ли.

– Хммм, – турианец оперся о главный стол командного центра, барабаня костяшками левой руки по столешнице. – А вы ведь отстаивали право иск’ина на самостоятельное существование. Отец ваш многим поплатился за его создание, а вы теперь что? Против человеческого создания, помогшего выиграть главную битву?

– СЭМ уже давно перерос своих создателей. Но он беззащитен без наших охранительных систем. А доступ к имплантам, как оказалось, получить довольно просто, – Скотт, нахмурившись, сложил руки на груди, словно закрываясь от критики.

– А знаете… Я не поверю, что сам Первопроходец пришел к старому вояке поговорить о Самообучающейся Электронной Матрице. Что вы скрываете? Говорите уже прямо, – турианец жестом отослал охранников отойти на десяток метров.

– Убийство Джиен. Первые пробуждения от крио-сна, первые назначения – и оружие у кого-то неучтенного? Не верю. С вашим умением контролировать ситуацию невозможно, думаю, взять и потерять огнестрел.

– Вы забываете, Райдер… Забываете, что тут творилось. Первое столкновение со Скверной, она просто прошила корпус насквозь, латали на лету…

– Но при чем здесь оружие? Сгустки темной материи расстреливать? – ехидство не будет прощено, вдруг спохватился Скотт, но начальник ополчения не дрогнул:

– Мы были уверены, что это какое-то супероружие, поэтому пробудили спецназ и вооружили, поставив на ключевые точки ковчега. Так мы сделали, и это уже история, хороша она или плоха, – Кандрос парировал нападку спокойно, без унижения перед самим Первопроходцем, Спасителем галактики.

– Значит, оружие дали избранным, так я понимаю? – и тут невозмутимый замялся:

– Черт возьми, Райдер, да, я их выбрал. Включите инструментрон, я передам список группы «Омега».

– Первопроходец, я не рекомендую давить на командира наших вооруженных отрядов, – отчеканил СЭМ. – Не волнуйтесь, это личный канал. Будьте осторожны. Зависть свойственна бывшим обитателям Млечного пути. Как сказала ваша избранница, страсть к превосходству. Страсть и зависть к ее удачному воплощению.

– Ок, всё получил. Эмм, командир Кандрос… Одного вашего сотрудника нет ни в списке живых, ни среди мертвых. Фантом?

– Не может быть! – Кандрос спешно заиграл пальцами по глади виртуального экрана инструментрона. – Шиваи Сикх, человек, в прошлом Млечного Пути специалист охраны служителей культа, как у нас принято говорить. Он. Точно он.

– Индус?

– Да, и весьма религиозный. Только вера у него какая-то отличная от традиционных взглядов. У него присказка была: «Шива есть Жива». Он! Точно-точно!

– Угоны челноков и спасательных капсул после столкновения были?

– Угоны – нет. Все перемещения зафиксированы.

– Хорошо, не надо никого извещать о нашем расследовании, командир Кандрос. Я сам схожу в миграционный отдел.

Шиваи? Шива? Шива есть Жива? Фанатик? Сумасшедший мессия?

Выясним.

 

Гиперион приземлился на почву Меридиана, порушив отсеки нижнего «крыла» корабля. Капитан Данн хваталась за голову, ужасаясь, сколько предстояло еще починить. Но было надо! Корабль теперь был столицей скопления Элея, и от наблюдений за организованностью работ ангара делали вывод, в чем стоит сотрудничать с прибывшими из Млечного Пути, а в чем пустить дело на самотек – люди сами решат, мол, свои проблемы. И вот это недоверие Райдер переломить не мог, среди ангара зрели умонастроения о слишком уж чудесной истории спасения их от фактического рабства у кеттов. Ну ладно, не рабства. Но зависимости! Потому как до прибытия землян сотоварищи расе ангара шагнуть без оглядки на базы кеттов было невозможно.

«И вот это и есть наша настоящая жизнь, текущая сейчас», – думалось Скотту, проезжавшему на гироскутере по крылу Гипериона к отделу миграции – в идеале он должен быть сопряжен со стыковочным отделом Нексуса, гиперстанции, к которой швартовались ковчеги из Пути. – «Жива. Богиня одного из самых многочисленных племен землян. Дарительница Жизни, Хранительница Яри, сока существования, солнечного сока… Впрочем, не путаю ли я с напитком богов, сомой? С религиоведением у меня всегда были проблемы».

– Здравствуйте. Да, это я, да, Райдер, а вас? Деметрия? Очень приятно! – не было ему приятно. Каждая красотка норовила поссорить его с Пиби, конечно, когда ты стал негасимой звездой, как не лететь на твой свет? А вот где вы все были раньше, когда надо было поддержать мое горение и вдохновлять на подвиги, а не делить их плоды…

Да, список вылетов с момента пробуждения первых пассажиров, точнее, «первенцев» военного и технического персонала, да, дайте взглянуть, нет, ищем товарища с Земли. Надо разбираться со святилищами Млечного Пути, представить в Элее все разнообразие религиозного опыта «наших», что? Шиваи, вы не путаете? Это он, наш Ши? Вот как… «Бойтесь Бога Живого», этого я от него не слышал, наверное, не он. Ну на всякий случай дайте координаты, это последний вылет? Как «не вернулся»? Эос? Объект номер один? Бедняга! Погиб с первой волной поселенцев, значит, бедный Сикх, жаль, как жаль, спасибо за помощь!

 

Да не было ему жаль. Это на первых шагах Первопроходца он трясся, не в силах, например, выбрать, какой аванпост ставить на Эос – научный или военный? Просто разные цели, другие задачи, и даже подсказки команды не могли освободить от этой ответственности – как бы шагнуть в неизведанное, определить, что будет завтра делать твой народ. Голова да, кружилась. Вот здесь, пожалуй, Пибс права – превосходство, настолько, что решаешь, кому и как жить дальше…

Но сказать, чтобы он стремился к этому превосходству сознательно? Отец решил, что Скотту продолжить дело Первопроходца, и с этим ничего нельзя поделать!

«И что за вывод мы можем сделать из этой ситуации? Важно не превосходство твоей личности, а твоей семьи, твоего рода, твоего народа!» Да, так. Землян могли исключить из Совета Галактики за опыты с искусственным интеллектом, но тот же Совет тайно просил старшего Райдера осуществить интеллектуальный прорыв землян в новые сферы технологий, иначе они оказались бы задавлены азари и саларианцами со стороны умственных сфер деятельности, турианцами и кроганами – со стороны военной… Мечты о рае, где ягненок возляжет с волком… В эту басню Скотт верил так – расы Пути найдут такой способ поглощения и обмена энергией, что необходимость в «натуральной» пище отпадет. Поглощение самой космической энергии, самой Яри… Ну, разных типов ее излучения для каждого из видов живых существ Пути.

Так. Скотт огляделся – задумавшись, шел, не разбирая дороги, и забрел в зону активного ремонта.

– Привет, работяги! – поднял ладонь. Чисто человеческий жест. Ремонтники, пара турианцев и человек разулыбались, как же, кто не знает форму Первопроходца, да и фото его растиражировал отдел новостей и пропаганды.

– Здравствуйте, Райдер! – одна из турианок приблизилась. – Вы не могли бы мне помочь? Я культуролог, а меня поставили разбирать обломки и восстанавливать скелет корабля. Нельзя ли мне… Ну, назад. Самое время изучать Меридиан и его связь с реликвиями Джаардан. Вы ведь всё можете.

– Да, всемогущий Райдер, – отстраненно пробормотал Скотт, вяло улыбаясь. – Стоило стать Всемогущим, чтобы есть на завтрак галеты из сухпайка… Извините, замечтался. Нет-нет, что Вы! Помогу, чем смогу. Как вас? Сикх? Падме Сикх?

– А что вас так удивляет? Нет, Сикх не фамилия. Титул. По достижении особых ступеней саморазвития получаешь духовный титул. Ннууу, нет. Не для самовозвеличивания. Скорее, для уяснения родства с другими растущими. Нет, не так много. Мы записались в Инициативу на Земле общиной, не помню, сколько нас было. Но были. Не то, что мало… Много Сикхов не нужно ни одной цивилизации. Вы же не станете создавать службы транспорта из одних персональных водителей, например. Да, мы проводники, в какой-то мере. Хотите? Вправду? Собрание сегодня, в 18-00 земного исчисления.

 

– Не бывает случайных встреч, – прошептал Райдер.

– Хотите выстроить прогностическую модель? – отозвался СЭМ.

– Скажи мне лучше, какова вероятность того, что нас всех обманули? – Скотт встал, как вкопанный, поразившись собственной мысли. – Что, если Инициатива, созданная Джиен Гарсон, предназначена не для спасения нашей Галактики, наших видов, а…

– Специально для встречи с кеттами, Первопроходец?

– Вот именно, СЭМ, вот именно! Стой-ка. Настрой инструментрон на связь с Эдиссон. Да, я, здравствуйте. Много ли на станции пассажиров с указанием в имени «Сикх»? Ого. Для человечества немало, для Галактики мизер. Мне надо перебросить Падме Сикх с ремонтных работ на исследования Меридиана. Причины личные, так скажем. Может Первопроходец иметь привилегии? Спасибо.

Скотт почти бежал на мостик. Суви тестировала датчики обнаружения чужеродной активности – ничего особенного, штатные работы. Кэлло бормотал что-то и менял настройки системы отдачи органов управления – видите ли, ему было удобнее «рулить полетом», если джойстик отвечал вибрацией и подтормаживанием.

– Суви, вы! Вы мне нужны!

– Что, чай? Простите, это были последние запасы. Действительно последние! А я даже глотка не сделала! Азари и чай? Что за бред, Райдер!

– Не может быть, Суви, вы ревнуете?

– Мои чувства, Райдер, к Вам не относятся!

Изумленный Кэлло покрутил своим кривым саларианским пальцем у костлявого саларианского виска.

– Зато мои вопросы, Сууууувииии… Они ой как относятся к Вашим прекрасным глазам, скрывающим тайну веры ученого. Я виноват, да! Ликер «Бейкоз», прямо сейчас!

– «Бейлис», Райдер! «Бейлис», – всхлипнула последний раз штурман. – Без СЭМа память у вас никакая!

– Зато есть вы, и ваша память о религиозных текстах. Она-то мне и нужна!

– «Бейлис» и Заветы? Вы богохульник, Первопроходец. Я нужна? Хммм, надеюсь вы не станете агитировать меня вступить в ряды прогрессистов? Хорошо. Полчасика есть, да, так и быть. А впрочем… Я сегодня иду на религиозную лекцию, может, составите мне компанию?

Райдер готов был замурчать от удовольствия.

Пиби с отрядом биотиков под руководством Коры час назад выдвинулись к ЦУПу Меридиана – проверить догадки о влиянии на контроль за искусственной планетой их особых умений, о влиянии биотики на сенсоры, созданные Джаардан.

Суви? Суви – это про религию ученого.

Это не про измены.

Успокойся, СЭМ.

 

Вот это СЭМ проверить не мог. «Не хватало данных». Конечно, собрать сведения о всех верованиях ангара, сравнить с религиями Млечного Пути – а будет ли сходство? Райдер был более, чем уверен, что СЭМ нашел бы участки мозга, отвечающие за религиозные мечтания… Ну, определил бы структуры сознания, отвечающие за безоговорочную веру в утверждения Авторитета… Но что это скажет о силе, пронизывающей космос? Есть она вообще?

– Хочу поделиться своими переживаниями! – Суви радостно потянулась, выбросив вверх обе руки. – Я уже говорила вот Райдеру, и повторю. Наши миры, наши жизни – они как нити в гобелене, который есть Вселенная во всем великолепии замысла Создателя, но как нам увидеть его весь целиком? Что на нем изображено? Узор, абстракция, портрет? И как нам почувствовать того, кто ткет эту красоту? Во Млечном Пути были сильны позиции атеистов, но сейчас поколебались убеждения и прогрессистов, и традиционалистов. Все, кто твердил, что ценности совместного бытия даны нам Богом, и те, кто наоборот, заявлял, что нет ничего неизменного, и ценности создаем мы сами – перед фактом существования Джаардан, создавших органическую жизнь в Элее, меркнет все. Райдер принес из храма артефакт с надписью…

– Суви, я сам. Не до конца расшифрованная надпись. На ней – «Жизнь личности ничто, существование машины – всё!» Понимаете, в Млечном Пути это показалось бы абсурдом! Органики создавали синтетиков. А тут – мыслящие машины? Синтетики, создавшие клетку? Это рушит все наши веры! И уж ангара, узнавшие, что не родились, не возникли, а были созданы после ряда проб и экспериментов… Как тут быть вере в Бога? – Райдер глотнул из фляжки подслащенной воды, унять волнение, и очень осторожно опустился на свое место, совладав с внезапным головокружением – говорить перед собранием имеющих титул «Сикхов» за самоосознание и умения влиять на саму природу вещей – нет! К этому его никто не готовил.

– Понимаете, друзья, о чем нам говорит Первопроходец? – с места на расшитом узорочьем ковре поднялся тот, кого Суви назвала Игроком. Скорее всего, за манеру крутить в руках почти постоянно машинку-головоломку – кубик Бика, становившийся то шаром, то трапециевидным с торца, то вытягивающимся в змейку…

– Понимаете, друзья? Проблема не в Боге, не в цели наших устремлений духовных, а в том, как мы верим вообще, как возможна вера! Что есть вера? Понимаете? Столько религий вселенной, в чем они сходятся, как нам искать общий язык с верующими ангара, как не допустить больше таких трагичных конфликтов внутри рас Пути, как получилось с кроганами, которым запретили, фактически, множиться!

– Да-да, здесь я с вами согласен совершенно, просто абсолютно! – Скотт протянул вверх руку, сжимая ладонь и быстро разжимая, словно школьник, призывающий учителя. – Нам ведь придется предотвратить появление культов, подобных кеттскому, уничтожающему самобытность рас и народностей. Придется ведь создавать Комитет, что ли, по правам религиозных убеждений.

– А вы, Первопроходец, во что веруете вы? Да, вот так, прямо, скажите нам, немного опытным в движениях духовных энергий! – Игрок даже перестал раскручивать новую замысловатую форму.

– Я верую, что нам, живым, назначено судьбой ли, Космосом ли, живой волей или волей к угасанию, назначено преображаться в более сложное, овладевающее все более тонкими энергиями и представлениями о них. Это очень простое, но непопулярное учение. На Земле зародилось, да.

– А ваш отец, Райдер, – Суви отстранилась, оглядывая своего спутника, – тоже так веровал? Может, на самом деле это и оттолкнуло от него бывших соратников?

– Нет, судя по его дневникам, проблема была в другом, – у Скотта похолодели руки – как, его собственный штурман ставила под сомнение миссию Инициативы, поддержанную Джиен и Благодетелем?

– Первопроходец, внимание! Я засек выброс странной энергии неподалеку от вас. Кто-то сканирует на расстоянии пространство вокруг вас с целью найти связь между нами, – СЭМ был тревожен, как может быть тревожна сирена скорой помощи.

– Почему сейчас, СЭМ? – безмолвно произнес Скотт, еле шевеля губами.

– Я готов был начать передачу информации вам, после проведенного прогностического моделирования. Результаты странны. Нас пытаются взломать, Райдер, Райдер… – СЭМ словно погрузился в беззвучное эхо.

– Сейчас, СЭМ! Всё, что предполагаешь – сейчас! – выкрикнул Скотт, поднявшись с места и настраивая инструментрон на поиск потоков излучения вокруг.

Игрок сжал игрушку в правой ладони, левой поводя над ней, словно ощупывая невидимую грань.

– Благодетель – Игрок, – пошли пакеты информации от СЭМа, – игрок по характеру своих действий, Игрок по своей роли во всегалактическом существовании. Ему захотелось столкнуть народы двух разных галактик с одной целью – кто выживет, что победит? Многообразие рас Млечного Пути или однообразие кеттов, щедро приправленное генами похищаемых во время Вселенской игры? Но зачем? Забавы ради или для более высокой цели? И кто он, прячущийся за лицами прибывших в Элей? Кто он, кому известно о нападении синтетиков-Жнецов на Млечный Путь и почти свершившийся крах синтетиков-Джаардан здесь, в Элее?

– Скотт! – в круглый зал собрания Сикхов ворвалась… Пиби? Пиби со следами ожогов на оголенных запястьях – ожогов от энергокандалов. Милая взбалмошная Пиби, не нашедшая в центре управления Меридианом никого, кроме охраны из назвавших себя Сикхами…

– Скотт! У Примас были агенты на Нексусе, на Гиперионе, на Буре, богиня их побери!

И пока Пиби оттягивала курок…

Пока Кэлло с диким воплем крутил рычажки управления Бурей, нырявшей между астероидами, стремясь высадиться неподалеку от колонии Сикхов на Эос…

Пока Скотт тянулся за дробовиком за спиной…

Суви, криво ухмыльнувшись, прокричала:

– Бойтесь Бога Живого! – и выстрелила из пистолета, целясь Скотту в лоб.


Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей,
администратор Сайта Уральских Словесников «Люминотавр»
(
lutavr.ru)

Делились