Монарх 2.0

С благодарностью игровым сообществам Aion и Black Desert

 

– Преображение, – уверенно сказал пациент психоневрологии Костя в ответ на странный вопрос терапевта: «И чем вы теперь планируете жить и заниматься?»

– То есть дизайн, красота, искусство вообще?

– Не только. Жизнь – игра. Можно жить, играючи, и в игре делать важную для жизни работу. Но Преображение – это главное. Я когда в себя почти пришел, мне словно показали на ускоренной перемотке историю развития Земли и спросили: «Что ты понял?» Эволюция ли, революция ли, даже Бог свидетельствует, что человек был другим, а может стать вообще Другим с большой буквы. Всё течет, всё меняется, энергия превращается из одной в другую. Когда-то человек бегал на четвереньках по раю и был счастлив этим. А потом стал обретать сознание. Мне кажется, я в числе тех немногих, кто говорит, что жизнь имеет Смысл. Раньше я не знал этого, словно в тупик в лабиринте зашел. А потом вдруг нашелся проход в центр, и оттуда видно всё необъятное человечество, и видно так, что до любого можно дотянуться и чем-то поделиться. Стать любым, кем захочешь.

– Да, я вижу, что теперь вам есть, чем жить. Только советую идти к людям, так сказать. Если у вас есть новое слово – бросайте его, как семя, в души. Что взойдет – сами увидите. Это уже жизнь. Повседневная. Которая может изойти в Вечность. Выписываю.

 

***

Файлы он качал. В программе обмена контентом. Фильмы, аудио высокого разрешения – не какой-то там mp3, а звук без потери качества! Ну и чат был в наличии. Провайдер постарался – во всех городах присутствия программа работала, и завсегдатаи сети бродили по вкладкам, то задирая иногородних, то поддерживая своих в каком-нибудь священном споре об игре актеров сериала, Друзья ли, Теория Большого Взрыва, Крейсер Галактика ли…

Кто подсказал ему сходить на сайт приколов – Кидок не запомнил. Хохотал так, что соседи иногда стучали по батарее или звонили на стационарный телефон, умоляя не будить их посреди ночи. Ну, ладно. Сдерживался.

И вот там-то… «Дружище, представляешь, а была бы такая игра, чтобы менять экипировку, повышать уровень, расти в ранге, и главное – всё это в компании таких же увлеченных, как ты!» Популярный анекдот, но… Кидок хмыкнул. Так вон оно что! Онлайн-игры – с общением, а не просто монстрорубка!

Реабилитолог настаивала на социализации. Вживаться в общество как можно теснее. Контакты, связи, знакомства.

– Ребят, что такое Черная пустыня? Онлайн-игра? – чат ожил. – Ух, ты! А установочные файлы есть у кого? Регистрация? На сайте? Подскажете поначалу, что там? Ок, качаю!

 

***

Всё бы ничего, да вот в общем, «мировом» чате игры засели невесть кто. Собрались по интересам? К этому Кидок привык у провайдера, ну тупым обозвать – ладно, но там тебя админы знали. В игре – без контроля творился ад.

Школьники пересказывали друг другу подробности интимной жизни их сестер и матерей, кто кого заболтает до помрачения и срыва на голый мат, за который игроков отключали от разговоров. Кто кого использовал для удовлетворения под каким мостом – слышало под пару тысяч увлекшихся, в принципе-то, ростом и развитием.

– Не мучайся ты! – посоветовали Косте парни, поделившиеся файлами. – Найди игровой клан. Да, постоянная группа игроков, фактически. И будешь читать только сообщения товарищей, и всех проблем!

На фестивале гильдий, где рекрутеры искали кланам новых адептов, Костя бегал от флага к флагу, вчитывался в объявления… Остановился у персонажа, играющего мечом под флагом с головой дракона.

 

***

– Всем привет! – Кидок поправил микрофон гарнитуры, – пф, пф, меня слышно? Да, спасибо, я новенький. Ну как, работаю, да. Менеджером, допустим. В зале, да. Железо всякое, компьютерное, да. На досуге? Шизайню. Ага, хе-хе. Играю вот. Еще иногда стихи пишу. Нет, стихи сами собой приходят. Вот недавно взял и написал. Называется «Светлый ребенок».

Я вчера познакомился с юным Богом.
Он играл в песочнице, солдатиков в холмик врыв.
Мне от Бога надо немного:
Решил воевать – отвечай за пылкий наив!
Только мне ли того малыша обвинять в своеволии?
Смехом пролил дружелюбия мед,
И вот уже сердце поет. Не более.
Милость Бога кто здесь поймет?
Хвалится: вот с гранатой фигурка в матросской экипировке!
Вот кавалерист, что бросил свой эскадрон…
Тихо лежат на песке у самой бровки
В окопе смертные, воюющие за Божий трон…
Казалось бы, малость – воины в миниатюре?
А где-то грянул всамделишный взрыв…
В каждой судьбе оловянной фигуры
Игрун находит святой порыв:
Идут в атаку, на смерть, припевая,
Голос отчаяния громок и юн!..
Рухнувшим ливнем душного мая
Смыло все битвы между дюн.
Кто был за правду, кто за любовь –
Дитенок не знает, ему всё – рай.
Песня его – Вечный Зов,
Поэтому пой, живи, играй!

Ну это о чём, как о чем… Тесен мир. В одном углу чихнешь, в другом окна вылетают.

– Ребята, пусть он сам мастера гильдии найдет, – прозвенело в наушнике.

– О, а написать он мне не может? – удивился Кидок.

– Ты должен сам его найти.

– Да чем он такой особенный?

– Пообщаешься – узнаешь. У него два персонажа, кого из них раньше найдешь, тот твою судьбу и определит. Беги! Если связи явлений видишь, как в стихе – беги, найдешь!

И Кидок побежал. От города к городу, само собой, летел на скакуне, собственноручно пойманном Простой Веревкой, переделанной в Лассо. В дороге при беге конь набирался опыта и рос в ранге, Кидок же получал опыт Укротителя. Выбор городов для поиска мастера был невелик – в них либо должно быть очень мало игроков, чтобы не раздражать таинственного незнакомца, либо наоборот – толпы толпишные, лишь бы спрятаться в массе от посторонних, слишком любопытных… Пал выбор на Хидель – самый удобный в плане житья в нем и Конюха, и Кладовщика, и, и, и… Всю дорогу в Хидель Кидка не оставляла в покое песня уже старперской «Алисы»: «В тростнике нашел рыбака…»

Не было там никого особенного, не было! Кидок смотрел по «костюмам», кто экстравагантно одет, и прически, и никнеймы – ну все обычные, все! Он встал на пристани и закинул Простую Удочку, включил Автоловлю и собрался за кружкой кофе. Кофе надо было варить, иначе никак, растворимую бурду Кидок уже терпеть не мог и постоянно твердил: «Эту дрянь порошковую обрабатывают серной кислотой!» Все любители дряни в кухоньке рабочего офиса делали большие глаза и оставляли Кидка наедине с туркой…

За Кустом, возле Диких трав стояла остроухая блондинка с невероятным «хвостом» от затылка вверх. Имя Дани. Фамилия Драко. Титул Монарх. «Монарх на отдыхе», – улыбнулся Кидок, кашлянул, побледнел и вскинул левую руку в приветствии.

– Здравствуйте! Всё же я вас нашел!

Дани была одета в блестящие полулаты поверх зеленой узорчатой сорочки. Элитная Удочка-спиннинг с вертушкой для лески, проходящей сквозь золотистые кольца вдоль всей ее длины. Ни тебе залихватских Перьев, ни полуобнаженных ног… Скромная воительница.

– Здравствуйте, – появилось в приватном чате. – Ну, раз меня нашли, то вскоре и других Магистров Орденов научитесь искать. Рискнете болтать – скормим свиньям, – рассмеялась эльфийка.

Кидок похолодел и с перепугу сменил Удочку на клинок.

– Нет, свиньям не надо! Я не иуда какой-то!

– Феи носят бутсы, я видел это своими глазами!1 – пропела эльфийка хрустальным голосом завзятой скандинавской симфо-металлистки, и Кидок – сердце заполонило теплым соком, – Кидок кивнул:

– Я лишь Мечтатель2, – протянул знаменитую балладу Осборна, и опять вздрогнул, увидев как Королева-Эльф вскинула в боевой стойке длиннейший меч.

– Хха! Хха! – девушка рубила воздух, и незадачливый искатель главы Ордена, похолодев, вспоминал названия боевых приемов ее класса. Всё на один ветер, всё на одну мельницу – ветер и огонь, пламя и лед, металл и дух – всё сочеталось в гармоничный рисунок идеи об Огненном Драконе, охраняющем Изначальный Крест, Крест Полюса.

– Понимаешь теперь? – эльфийка погрозила пальцем. – Связь. Можно даже сказать – Код. Символ, через который все события получаются связаны в порядке, соответствующем Знакам Ордена. Знаки как имена людей, вещей, явлений. Если ты умеешь видеть связь  между ними – ты сможешь научить других, как не путаться в этой жизни и не сбиваться с выбранного пути.

– А Символ – солнечный крест, он же крест Полюса?

– Узнаешь.

 

***

Киниев была его фамилия. Киниев. Папа-болгарин приехал на стройку Газзавода и влюбился в местную красавицу, мечтавшую вылететь за пределы душного степного городка. «Кинчев тебе не родственник?» – пошутили в первый же день появления Кости на неформальской бирже. – «Костя-Кинь-Чево-Нибудь! КВН этот видел? Нет? О! А что ты за шарик кидаешь?» Костян крутил в пальцах крохотный резиновый мячик. «Даа! Будешь Кидок!» – вот так и прозвали, и вовсе не за мнимую склонность предавать…

С утра нарубить Бревен, наколоть Необработанный пиломатериал – очки гильдии для развития дополнительных умений всем игрокам. Потом? Потом в чате кричали: «Квест Ги на сервере Валенсия!», или там Баленос, Серендия, Медия… И отправлялись долбить монстров, кто целыми рядами и колоннами, кто по два-три, тут уж умения твоего класса боевого влияют, ничего не поделаешь, сам выбрал, сам! Изредка в «мировом» чате новички спрашивали что-то типа «Ребцы, кто всех гнет и имеет?»

– Не понимаю! – злился кто-нибудь из старших игроков. – Как так можно? Что за вопросы? Кто на свете всех сильнее?

– А что ты нервничаешь? – успокаивала неведомая игрунья. – Вон было время, все рвались в юристы и экономисты, наплодили менеджеров. Век менеджмента и операторов колл-центров. «Что я могу вам предложить?» А мне что-то надо? «Вам, несомненно, пригодятся сапоги-скороходы и очки-вездегляды!» А не пошли бы вы? «Ни в коем случае, мы еще не всё вам предложили!» Да и кто спрашивает? Дети! «Папа, кто сильнее, слон или носорог?»

– Ну прям уж так просто…

– Есть вещи, которые усложнять не надо. Это не принципы существования Ордена!

Кидок заводил персонажа в тень, присаживался им на одно колено и бродил по комнате, прибирая разбросанные книги, компакт-диски, разыскивая флешку с новым заказом. Век, когда дизайн предметов решал очень многое, дизайнеров же и перестал кормить. Не уважали дизайнеров российские боссы.

Костя мочил боссов нервно, озверело.

 

***

Чаще всего Кидок слушал голосовую связь не вникая, кто именно говорит. Легкий шум голосов, перекрестные обсуждения последних рейдов между участниками схваток – это успокаивало, как сидение у первобытного костра всем разношерстным племенем.

– Что-то новенький наш тихушничает. В программе связи не авторизуется, где-то мотается по квестам для маленьких.

– Я чат читаю. И слушаю вас в голосовой связи, но молчу.

– А почему так?

– Пытаюсь понять, что у всех общего. Ну, и благодаря чему кто выигрывает в этой игрухе.

– Ты думаешь, мы дадим тебе рецепт успеха? Инструкцию, что сделать ради получения земных благ?

– Ну не без этого.

– Орден – то, что ты будешь делать, порядок, особый порядок действий, роль, если хочешь. Орден – поддержка тех, кто живет в одном с тобой ключе. Орден – ключ к твоей речи, мышлению, образ и стиль жизни. Но никто не обещает тебе абсолютной победы над конкурентами.

– Короче, ребят, содружество во имя общей цели?

– Сам сказал.

 

***

Рвать. Рвать всех в клочья – большинство игроков приходило в проект за этим. Долго и нудно убивать монстров, выполнять нехитрые задания – всё, чтобы однажды обмундироваться по полной и начать охотиться на живых игроков в режиме Убийцы или носиться по городам в поисках противника для честной Дуэли. Вот здесь рассказов, кто кого использовал сексуально, было больше всего. Любители наслаждаться пейзажами, костюмами и дизайном существ презирались, впрочем и они платили «озабоченным» убийствами, пусть и виртуальными, тем же.

«Жизнь в ее неприкрытом виде. Преувеличенно, но так», – шептал Костя, разделывая очередное страшилище в надежде на выпадение с него кольца с усилением параметра атаки. – «Ничего, мы еще надерем вам уши!»

Монарх носилась из угла в угол мира по жалобам согильдийцев, кого где незаслуженно обозвали в «белом» чате, кого вытеснили с охотничих угодий, кому не давали проехать в места, наиболее богатые на добычу с комп-уродов. Не успевая сама, посылала Офицеров на виртуальные наказания обидчиков своих подопечных.

Костя следил за логикой перемещений и, казалось, начинал прозревать.

Вот кто-то включил режим пирата в море. Вот он затопил корабль. Он затонул и спугнул косяки рыбы. Рыбаки остались без добычи. Рыбные блюда на аукционе резко подорожали. Простые охотники не смогли купить еду с усилением характеристик защиты. Мяса в продаже стало меньше. Налоги торговых узлов выросли. Меньше прибыли искателям приключений. Нехватка ресурсов для крафта усиливающей бижутерии. Мирные почти беззащитны. Агрессивные празднуют, уничтожая нечаянно встреченных почем зря и платят долю пиратам. Что-то это напоминало…

 

***

Костя, Костя… Стоя перед зеркалом и аккуратно срезая бритвой вчерашние колючести, он иногда приближался к самому стеклу и разглядывал свои глаза – темно-карие, с восхитительно чистыми голубоватыми белками. Кто бы сказал, что у него зрение не очень? Вот именно, никто! А Костя не жаловался.

Глаза свои он любил, а вот остальные телесные несуразности терпеть не мог. Нос картошкой, сломанная переносица, слегка скошенные губы – от одного из сотрясений осталась трещина в челюсти, защемившая нерв. Иногда у него спрашивали: «Что ты вечно недовольный?» – и Кидок терпеливо объяснял про нерв и потянутую мышцу лица. И вот разве могли девушки влюбляться в такую внешность? Нет, конечно. Надежды на большое сердце и широкую душу себя тоже не оправдывали, потому как его современницы предпочитали жить с красотой либо деньгами. Костя, дизайнер-самоучка, поработавший и дворником, и сторожем уже после высшего образования, полученного в продажные 90-е, отчего дипломам никто не верил, – Костя подорвался, как на мине, на высокой стройной однокурснице.

Девушка любила логику. Девушка строила причинно-следственные связи и высчитывала последствия, ветвя ситуации. Костя, с бешено бьющимся сердцем, выслушивая доводы подруги о перспективности их будущей профессии при условии устройства на полузакрытое почти-военное предприятие, градообразующее и градообязующее… Костя постепенно понимал, что у дамы сердца мозг соединялся напрямую с тем самым бутоном, минуя это самое сердце.

Она бросила его после присылки громадного текстового сообщения – Костя сидел как приклеенный у монитора и ждал, когда перестанут моргать точки в окошке набора фраз, символ того, что собеседник чего-то там тебе адресует… Кидок ждал и дождался развернутого анализа, почему жизнь с ним всё-таки бесперспективна, и что подруга «не успевает» в цикл «образование-карьера-замужество-ребенок-декрет-карьера», и что думает он не головой, а чем-то другим, что холодный разум явно не его стезя, что лед и пламень взаимно уничтожаются и поэты неправы, уверяя, что сходятся противоположности.

В ужасе и тоске Константин Киниев, 24 лет отроду, вспорол себе вены, потому как других таких красавиц еще не встречал и не надеялся встретить. Уже теряя сознание, он услышал, как кто-то грустный внутри него прошептал: «Эстет, понимаешь… Претензии на обладание красотой… Позволил смазливой мордашке завладеть своим сознанием… Приходи в себя, поговорим».

Нет, стоп. Это он рассказывал врачу-реабилитологу, но что было на самом деле?

Пару раз он обмолвился ближайшим друзьям, вечно занятым кто на стройке, кто в командировках, что подруга вытащила у него из секретного ящика документы на квартиру, записанную на родственников, и после одной из попоек в честь окончания курса пыталась уговорить его вписать ее в число собственников.

Уместить в хрупкий кристалл разума такую невероятную историю Костя, дескать, не мог, и наложил на себя руки, чтобы избавиться от чудовищной боли в голове – треск словно бы искр, вспышки перед глазами, сухость во рту – через неделю он уже не понимал, когда спит, и спит ли…

Так или иначе, реанимация вытащила пациента Киниева из сумерек полусмерти на свет с трудом.

 

***

Собственно, сама игра волновала его постольку-поскольку. Ну поймите же, что такого, чтобы сходить с ума от «прокачки» персонажа? Ведь это буквально сатира на действительность. Начинаешь с простеньким мечом, допустим, и щитиком из деревяшки, растешь, новые удары, всё более изощренные, наращиваешь мощь и умения, улучшаешь доспехи и оружие. И боссы. Вот это особый смех. Идете толпой на босса и выбиваете из него супервещи. Причем кому-то может не достаться ничего, а кто-то унесет сверхумильное обмундирование или оружие. Золотых парашютов только не хватает. И что?

– Нет, правда, и что? В чем конечная цель? Получил самое-самое, и всё? А дальше? Ведь все знают – дальше старение. Дальше новые проекты, в которых ты уже не успеваешь ничего понять, и молодые, наглые, обходят тебя на всех фронтах и ладно, если ноги не вытирают об скоро-уже-пенсионеров… Игра моделирует действительность. Игра имитирует действительность. Игра приносит эстетическое удовольствие. Всё. Заменой жизни она стать не может.

– Ну-ну, это ты делаешь вывод по себе, – Дани покачивает указательным пальцем. – Чего может достичь игрок, максимум?

– Стать мастером Игры.

– Вот. Только ты ударения не так ставишь. Акцент размести.

– Не понимаю.

– Стать Мастером! Чтобы ты ставил условия, а не тебе указывали, что можно делать. Только так можно стать Творцом Миров.

– Возглавить команду дизайнеров игры?

– Я бы сказала Центр дизайна Игры. Пара акцентов меняет всё.

 

***

С утра Кидок слазал в ванну, аккуратно зачесал влажные волосы, пена, лезвие, бритье  – хорош! Можно было выходить. И он вышел.

Сайты, порталы – всё для обзоров. Денег хватало на новую броню и смартфон. Смарт он выбирал почти полгода, вчитываясь в обзоры и сравнительные характеристики. С броней было сложнее. Новая броня – поход на новых монстров, новые вещи вываливаются из врагов, новая прибыль. Но главное – накопляются новые навыки, умения, которые за деньги практически не купишь.

– Да! Алло, алло! Не слышно! А, вот! Да. Сейчас выйду на связь.

И он вышел.

Был день, монстры утихомирились, дороги чисты и сухи – скакун нес его в столицу, на аукцион, где броня разных рангов и марок манила своим великолепием. Джерес? Кто мастер-изготовитель? Грунил? Акумус?

Костя считывал параметры защиты и уклонения и на игровом калькуляторе высчитывал бонусы к своему телосложению, тонусу, запасу здоровья. А вот у этого комплекта уклонение выше… А этот дает вампирический эффект… А этот… Аж голова кружилась!

Смартфон он выбрал. Но не хватало полутора тысяч. Кидок небрежно бросил: «С гонорара куплю вашу контору вместо телефона», – и, улыбнувшись, закрыл чат с продавцом. Аж в кончиках пальцев покалывало от волнения.

В новой броне – равноконечные серебряные кресты на черном матовом металле – он выдвинулся на место охоты на скелетов. Награда – серьги с увеличением атаки – ждала.

«Хорошо, когда тебя ждут!» – прошептал Костя. – «Выпад, Разрез, Круг рока!»

Эльфийка-стройняшка крушила врагов блестящим длинным клинком.

 

***

Ничего особенного не происходило. Костя рисовал наброски одежды, игрового интерфейса, сайта комьюнити – всё, что требовало нестандартного дизайна. Когда его спрашивали: «Что нового?» – он готов был, так-то, рассказать всё, чем маялся в последние дни. Всё менялось от его руки – по крайней мере, в мечтах. Словно накопился заряд, который опасно было выносить в массу, но и жить с ним, в постоянном напряжении, было невозможно. Надо было выйти за собственные пределы, родник жаждал забить ключом.

«Стал Солнцем – свети!» – и Костя отправился искать собеседников в электронный мир.

 

***

Да, день строился обычно. С утра собраться на пробежку по лавкам, рассмотреть, что нового у торговцев, закупить самое свежее, нетронутые жарой овощи, свежий хлеб, новые порции зелий на восстановление здоровья, маны, выносливости. Перекинуться парой шуток с Ингой из отдела напитков – подъем настроения важен обоим. Ну, и прицениться к новым товарам в магазинчиках портного, кузнеца, мастеров доспехов и оружия. Купить не купишь, так хоть…

– Важничать. Ты заметил – все любят важничать, одни гордятся своими достижениями, другие, проигравшие схватку за ступень в жизненной иерархии – они гордятся ранами, по большей части душевными. Но каждый претендует на свою особенную значимость в социуме. Скажешь – а как же отшельники? Монахи? А так! Они претендуют на особые отношения с Богом. Любимчики Господа, понимаешь? Даже пострадать за любовь к Богу сладко и славно.

Кидок кивнул, мол, понятно. Монарх снова была в духе и готовилась к речи на все сто километров совместного пути до столицы – под ровный топот копыт перебрасываясь фразочками, время от времени выглядывая из повозки – нет ли внезапной засады? В этом месте вот вчера караван ограбили. Сегодня спокойно? Ну и отлично.

– Понимаешь, вся проблема в знаковых принципах, титульных утверждениях, так сказать. Если человек выбирает себе лозунгом «Бог всегда прав!», а тем более если ему дает этот знак вышестоящий, привязывает к нему как роль в глобальном спектакле – не каждый решится на шаг влево-вправо, самостоятельно помыслить – а могу ли я это принять и всегда ли этот набор слов, ставших заветными, работает, объясняя происходящее. Самое страшное, что слова Христа «Каждому свое», которые применялись к духовному и материальному, теперь используют материалисты для оправдания разрозненности и разбитости общества. Потребовалась тирания одного-единственного Сталина, чтобы всех рассеянных по идеологическому пространству взять в один кулак. И когда попались, соки жать стали вовсе не из иерархов общества, а из низов. Рабы пашут, баре пляшут.

– Жить однозначно. Так проще, поэтому, наверное, всё так…

– А кто сказал, что смысл жизни в простоте? Что простого в медицинском аппарате для помощи в операции на сердце? Что простого в Международной космической станции? Что простого в атомной электростанции? Это всё из разряда объяснений на «отстаньте». Открою тебе один секрет. В последнее десятилетие власть была в руках далеко не однозначных мыслителей. Шла игра на расширение политического поля. Только для того, чтобы показать, что сильных игроков нет, фью-фью, сдулись свободолюбцы, да и не нужны они половине страны. Но кто сумеет собрать воедино Великих Магистров, скажем так, тот запустит управление многими, понимаешь, многими течениями. И все эти однозначники будут плясать под его пальцами, дергающими ниточками. У Бога миллионы глаз и сотни рук, понимаешь?

– То есть, вы готовите Сопротивление на всякий случай?

– Нет. Мы строим невидимую систему взаимоподдержки близких по духу и разуму.

 

***

Кто медитировал, восполняя здоровье и ману, кто вытягивал энергию из пространства, закутавшись в клубок потоков жизненной силы, а Кидок курил трубку с Ароматными Травами. И подлечивание, и усиление организма непривычными свойствами.

– Преображение может быть простым. Смена внешнего образа, новый имидж, который уже представляет тебя другим окружающим. И для знающего человека много может сказать о тебе, кстати. Трансформация обычных свойств вещей в нечто новое. Перемены в принципах управления. Да и просто – стать Другим. Понимаете, о чем я?

Новички впитывали. Не каждый поймет всё, не каждый, подобно апостолу, сможет разъяснить последователям, но каждый получает усиливающее заклинание, меняющее природу пространства-времени вокруг цели заклятья.

Кидок сменил титул на Создающий новую веру. В Гильдии он был уже Офицером.

 

***

Кидок открыл ящик, доставшийся по ежедневному ивенту – всякий раз присылали на персонажа что-то новое, облегчающее игру или поднимающее настроение просто своим видом – всякие там амулеты, бантики персонажам-девочкам, веселенькие Ушки Котика или что-то подобное. На этот раз выпало оружие, золотое оружие, высшего ранга оружие! Новость об этом тут же улетела в мир – пространство чата, доступное каждому игроку.

– Какого черта! Я с босса полгода его не могу выбить, а тут какому-то ноунейму за просто так досталось! – отреагировал один.

– Поздравлямбы! – крикнула девушка, известная своей любовью к рифмованным сообщениям.

– Да чтоб ты сдох, буржуй! – именно так бросил еще один неудачник, причем всеми заглавными буквами, что в традициях чатового общения означало бешеный крик.

– Доволен? – Монарх приплюсовала скобочки – намек на улыбку.

– Да, а что, ты повлияла на администрацию игры?

– Нет. Обычный корейский рандом. Хотя я бы сказала – дальневосточный рандом. Такой же невероятный, как просветление. Оно, как известно, может настичь в любое мгновение, потому-то монахи и готовятся к нему годами. Чтобы не превратилось в безумие, внезапное и неотменимое. Ожидание Вечного Солнца.

– Я помчался по квестам. Да камни улучшения оружия собираю. Чтобы быстрее выполнять заказы, надо более совершенную технику, ясно как день. В идеале – превосходную технику. Заработал, вложил, заработал быстрее и больше. Собственно, противники прогресса маются дурью. Никакого рабства у технологий нет, есть увлечение, азарт. От приобретения всё большей мощи.

Здесь разговор прервался, потому как прямо на Кидка выбежал Варвар с немыслимыми секирами. А как еще сказать? Вы бы их сами видели! Кидок носился вокруг гиганта, проскакивая мимо него и рубя в спину, подкидывая в воздух и рассекая прямо в полете. Темный Рыцарь, что еще говорить. Постоянное движение и неотвратимые удары длинным, очень длинным мечом. Победа!

Над лесистым долом всходило солнце. Зажужжали пчелы, приоткрылись прятавшие лепестки в бутоны – приоткрылись вполне такие земные цветы. Ровный стук копыт коня, несшего Кидка на место сбора нечистой силы – драть, рвать, икать твою бать! Скоро затрещат кости оживших скелетов – скоро старейшее кладбище в городе реконструируют, открыв новые места, с позволения сказать. Власть офонарела настолько, что решила качать деньги из мертвых.

– Кто здесь власть, мы еще посмотрим, – прошептал Костя Кидок и набрал на сотовом заветный номер. – Просто прекратите.

Так и сказал.

Ни больше, не меньше.

Прекратите.

И всё.

И город зажил своей жизнью – автобусы шли мимо захоронений и пассажиры глазели на команду реставраторов, колдовавшую над надписями надгробий.

 

***

Костя расплатился с кондуктором и опять уставился в окно. Лучше ли стали жить россияне, хуже ли – одно лично он мог сказать: дома новостроящиеся стали красивее. Он разглядывал узоры меж балконами, громадные граффити на торцевых сторонах, вывески на витринах первых этажей – экипировка, алхимия, аукцион аксессуаров… Что-то не то? Кидок встряхнулся. Военный магазин, аптека, ювелирный салон. Ну вот, всё опять в норме. «Сезон скидок!», «Ивент!», «День рождения сервера!» – что-то опять его занесло. Костя оторвался от планшета с приложением для контроля за торговлей в игре – да-да, теперь можно было, не входя в саму игру, контролировать торговые навыки персонажа, и продавать собранный в походах лут и самостоятельно скрафченные предметы. Вовремя отвлекся – у поручней выхода ему улыбалась… Ммм… Узкие бедра, тонкая талия, далеко не широкие плечи… Изящные пальцы с перстнями-талисманами – клубок змей, голова льва – а на запястье браслет: два свившихся в страстном танце дракона… «Магиня!» – точно так он и подумал, и выскочил вслед за ней, когда двери почти закрылись и автобус уже тронулся. Длинноногая фея аккуратно сложилась пополам… нет, что она сделала? Согнулась? Такие не гнутся!.. и затянула с шорохом застежки-липучки на кроссовках, поправила лямки рюкзачка и легко тронулась с места в бег, длинноногая, легкая, светлая прической и глазами. Она бежала, чистокровная эльфийка, мимо оторопелых пацанчиков-гопников у кафешки, солидных дядек с расфранченными тетками возле Драмтеатра, мамочек с кормленцами у магазина детской одежды. «Как хоббиты на ее ноги завидуют!» – улыбнулся Кидок, стараясь не отставать, но и не приближаться. Но! Бегунья развернулась в прыжке, помахала ему, кивнула вперед, на перекресток, и припустилась на последних цифрах зеленой линзы светофора. Костя не успел чуть-чуть. Совсем чуть-чуть.

«Умение Очарование прокачано или от природы бонусом?» – Кидок поежился даже. Магиня, на секунду остановившись, крутнулась в балетном па, спешно схватила пакет из рук вышедшего из пекарни булочника… Усмехнулась, закинула посылку в рюкзачок-термос и помчалась к стоянке велосипедов.

Доставка.

Так просто. Доставка свежей выпечки.

В наушниках Осборн иронично распевал: «Феи носят ботинки, я видел это своими двумя глазами!»

Кроссовки у бегуньи были да, знатные. Кидок сам набросал макет две недели назад и отправил на почту гильдии.

И вот теперь его задумка – в жизни. Костя тихо вздохнул, смахнул слезинку. Написал в чате гильдии: «Отключаюсь на недельку. Есть неотложные заказы».

Деньги? Ну это само собой.

Но знать, что твой замысел, пусть и такой маленький и незаметный каждому, участвует в общей круговерти идей – вот это и было главной ценой за его работу.

«Алло, Костя? – прошептал смартфон. – Я ухожу в другую гильдию рядовым бойцом. Отдохнуть надо от ответственности. Старые Пни называется, для нас, тридцатилеток. Тебя могу порекомендовать во второй состав. Со старшим поколением проще будет вернуться к жизни, не думаешь? Вот и молодец!»

Неудавшийся самоубийца прошептал: «Жить стоит», – и эхо тихих слов вернулось от тысяч блеснувших на солнце створок открывшихся окон. А за ними – на сотнях мониторов прорисовались в окне онлайн-шопов беговые туфли с маленьким забавным дракончиком на носке.

Делились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *