Подсолнух (быль)

Моя мама… С нею мы были необыкновенно близки.  И выражалось это не в обнимашках-целовашках. В этом, кстати, мама была несколько сдержанной. Не знаю, может сказалось раннее сиротство (ее мама умерла, когда маленькой Маше было пять лет, а отец – в семь) или деревенское детство «по снохам»… Но связь, духовная и на глубоком физическом уровне,  у нас была неразрывной. Бывало, мама с точностью до минуты называла мне время, когда я садилась к экзаменатору.  А я совершенно не выносила вид какой-нибудь ранки или пореза у мамы. За грудиной тут же возникало щемящее, сжимающее и пронизывающее все существо ощущение, которое тут же устремлялось в голову, оглушало и растекалось сладковато-приторным привкусом во рту… И состояние это было столь быстрым и невыносимо острым, что я понимала в этот момент, почему хирург не может оперировать свою мать. Разве что заставив себя отключиться от этой мысли в экстренной ситуации… Самое странное было в том, что с отцом этого не происходило, хотя я его тоже любила. И эта родовая, глубинная связь, не прерывающаяся вместе с обрезанием пуповины, меня всегда удивляла и восхищала. Даже после ухода мамы в мир иной…

Приходя навестить могилу, где теперь уже соединились отец и мать, и выбирая искусственные цветы, коими принято украшать холмики, я поймала себя на стремлении выбрать не розы-лилии,  а те цветы, что по своей природе были близки моей маме.  Меня неудержимо тянуло купить большие яркие, солнечные подсолнухи. Я делала это из года в год.  Ну, не могу устоять –  хочу подсолнухи!.. Но иногда я не находила  нужного количества одинаковых цветов, а иногда мне казалось, что они выглядят недостаточно натурально…

Однажды на Радоницу случилась слякоть, хотя дождь, к счастью, закончился. Купив, конечно же, подсолнухи, мы с сыном, тогда подростком, стали пробираться к могиле, скользя и едва отлепляя ноги от глины. Зашли по пути на могилу дальнего родственника (как же пройти мимо в такой день?), поблуждали, выбирая дорогу почище и, наконец, добрались до «своих». Но тут выяснилось, что сынок потерял по пути головку одного из подсолнухов. Получилось нечетное количество цветов. Непорядок… На поиски послать его я не решилась, уж очень непролазна была грязь и извилиста наша дорога. Шанс найти цветок, да еще чистым, невелик. Украсили могилку, как могли, постояли над ней и отправились домой.

Каково же было мое удивление, когда придя на кладбище осенью, чтоб убраться на погосте, я обнаружила прямо на холмике с маминой стороны подсолнух. Живой, настоящий, с огромной сочной головкой!.. Он как солнце сиял мне навстречу, приветственно клонясь под ветром. Будто мама говорила мне: «Ты хотела подсолнух? Вот тебе, доченька, подсолнух!»

Мама, мама, ты и на небушке чувствуешь меня. Спасибо, тебе, дорогая.


Елена Даниловна Кубаевская родилась и живет в Оренбурге. Работу врача совмещает с увлечением литературой. Стихи пишет с 25 лет. Занимается в лит. объединении «Алый цвет» на семинарах Дианы Кан. Стихи Елены печатались в оренбургских газетах, альманахах «Гостиный двор» и «Аксаковский»

Делились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *