По северо-западу Франции. Часть 4. Мон-Сен-Мишель

Автор Ю. Полуэктов

Ублаготворённые сидром и кальвадосом в камбремерском баре, мы отправились на запад, на остров-скалу Святого Михаила – Мон-Сен-Мишель, а по пути для отдыха и прогулки остановились в городе Кан, центре департамента Кальвадос. Это старинный город на реке Орн с многовековой историей.

Вросший в землю замок Вильгельма Завоевателя.

Как и прочие окрестные поселения, неоднократно менял государственную принадлежность, становясь то нормандским, то английским, то французским подданным. Вторая мировая война превратила город в руины. Старого города, обычного для тех европейских городов, что любимы туристами, нет, городские пейзажи, которые можно снять со стен замка Вильгельма I Завоевателя – это достойные, но малопримечательные дома с вознесёнными над их крышами отремонтированными колокольнями и башнями старинных церквей. И, тем не менее, побывать здесь интересно, ибо этот город пережил времена, которые навсегда оставили его имя в европейской истории.

Именно в Кане, некогда столице Нормандского герцогства творилась одна из славных страниц истории края. Из Кана ушёл в военный поход герцог Вильгельм отстаивать свои, как он считал, законные права на английскую корону и успешно осуществил это предприятие. По историческим мерилам Вильгельм оказался государем добросовестным и много сделал для создания сильного централизованного королевства и способов управления им. Он расширил территорию Англии, все рыцари Англии принесли присягу королю, в то же время в Европе ещё долго существовало правило: «Вассал моего вассала не мой вассал». Провёл земельную перепись, создал армию и флот, возводил крепости, в частности, Тауэр – его детище. В среде английских историков нет единодушия, кого считать первым английским королём, но официальный счёт их начинается всё-таки с Вильгельма и пока завершается Елизаветой II. Действовал Завоеватель решительно и крайне жестоко. Я не нашёл следов памятника Вильгельму в Англии, несмотря на очевидные его заслуги перед королевством, но в Нормандии такой установлен. Покорение Англии – с точки зрения его земляков – стоило увековечить.

Одновременное управление землями, находящимися на территории Франции и Англии создало много проблем его потомкам, боровшимся за власть и земли, и стоило большого количества крови следующим поколениям. Впоследствии, во время столетней войны, тот же Кан получил из-за Ла-Манша ответ, когда окрепшие англосаксы пять дней громили и грабили город, а жители потом похоронили в братских могилах пять тысяч своих земляков.

Ажурная красавица церковь Св. Петра.

Запарковались мы в центре города, и начали прогулку от ажурной, времён поздней готики церкви Св. Петра. Французские коммунары, точно так же, как российские ленинцы не признавали право церкви на существование, создав вместо традиционной религии культ Разума, закрывали и грабили храмы, уничтожали культовые христианские предметы. Всего через год «робеспьеры» образумились, новый культ упразднили, а его идеологов, как водится среди революционеров, придали гильотине. В 1944 году эта канская красавица сильно пострадала от ударов союзников, теперь восстановлена, но и во время нашего пребывания у основания колокольни стояли строительные леса, пробираясь сквозь которые, мы и входили в храм.

Рядом с церковью находится герцогский замок Вильгельма, на первый взгляд показавшийся не таким уж неприступным, но вместе с сохранившимися рвами он был весьма устойчивой цитаделью. За стенами замка находится несколько музеев.

Аббатство Св. Стефана.

Закончили знакомство с Каном мы около мужского аббатства Святого Стефана, заложенного опять же Вильгельмом. В великолепной романской церкви аббатства великий герцог и похоронен. Около церкви разбит парк с очаровательными цветниками, которые послужили прекрасным передним планом на фотографиях церкви и прилегающих к ней жилых кварталов.

Идеальный миксбордер.

***

Перебравшись к Мон-Сен-Мишелю, мы поселились в бретонской деревне, расположенной в десятке километров от горы, благо, путешествие на авто легко решало проблему подъезда к самой скале. В доме на отшибе, который без навигатора мы бы никогда не отыскали, нас ожидали шикарные не дорогие апартаменты с микроволновкой, чайником и набором посуды. Стоимость проживания в деревне напротив гранитного исполина гораздо выше, и это ещё один аргумент в пользу автотуризма. После опыта с завтраком на траве решили, что с такой кухней сам бог велел ужинать и завтракать, в отеле. Закупив продукты, поехали на вечернюю съёмку достопримечательности.

Мон-Сен-Мишель – национальный символ Франции.

Уединённая малодоступная скала в море – идеальное место для культового сооружения, где можно никем не обеспокоенным жить и возносить молитвы. Но всякую скучную аксиому хочется приукрасить легендой. Вот и аббатство на граните, взросшем из песков около Аранжа на высоту восемьдесят метров, возникло не по воле служителей культа, а по указанию Высших сил. Дело казалось многотрудным , и архангелу Михаилу, а именно этот ангел-воин принёс указание возводить божий храм, пришлось трижды являться местному епископу Оберу и даже воздействовать на оного вполне физически (как тут не вспомнить толоконный лоб всем известного русского попа), чтобы побудить бестолкового служителя начать стройку.

У подножия гранитного выступа находится небольшая деревня, где за крепостными стенами живёт несколько десятков человек. Вход в деревню свободный. Побродить по улочкам, чего-нибудь выпить и купить сувениры можно до позднего вечера. Опоясывает скалу и, кажется, возносится к небу с её вершины, пронзая небосвод своей длинной острой иглой аббатство Сен-Мишель. Получившийся комплекс настолько живописен, так примечательно контрастирует с плоским окружающим пейзажем, что ежегодно привлекает больше трёх миллионов туристов. Дополнительную интригу местности придают самые сильные в Европе приливы и отливы.

 Вид с вершины скалы. Отлив.

В недавние годы туристы к острову подъезжали по дамбе. Вокруг неё были устроены многочисленные парковки, которые, урбанизируя ландшафт, беспощадно убивали ощущение дикости «лунного» рельефа бухты перед островом во время отлива. Сейчас  здесь стоит мост, изящной дугой накрывший илистые пески. Парковки вынесли далеко за заповедную зону, а к острову пустили бесплатные электроавтобусы с двумя водительскими кабинами – шатлы. Мы решили не подъезжать к острову, оставив его осмотр на утро, а побродить в отдалении, полюбоваться аббатством с некоторого расстояния, сфотографировать его в ласковом вечернем свете.

Остановились на плотине в устье реки Куэнон. Было время отлива, дно бухты обнажено. Дорога к острову и мост были справа, а я решил подойти к горе слева, с запада, чтобы удобнее было фотографировать очередной предмет наших туристических страстей. Желающих получить фото Мон-Сен-Мишель со стороны заката очевидно было немного, ибо вела туда только неверная, грозящая провалами в грязную жижу тропка, вившаяся по траве то ли берега, то ли дна бухты. Вскоре я добрёл до пастбища местных баранов, прославленных своим особенным мясом, который они наедали в местных засолённых лугах. Баранов, к сожалению, не было, но земля была густо покрыта овечьими окатышами, и стоял аромат такой силы, что комары, начавшие досаждать мне на плотине, исчезли. Я мужественно шёл по лугу и периодически снимал медленно розовевшую скалу. К сожалению, на пути встала канава-затон, с водой на дне, пересечь которую без специального оснащения было невозможно, а обходить не было желания.

Утром мы вернулись к горе Святого Михаила, на этот раз на шатле. Автобус остановился на мосту в месте наиболее удачном для начала съёмки. Всё для Вас, господа туристы! И солнце уже растопило утреннюю дымку, и Михаил Архангел на шпиле аббатства, побеждая дракона, сиял торжествующим золотом. А ведь Интернет полон снимками аббатства, скрытого по пояс туманом.

Большая лестница. Китайские новобрачные.

Снова было время отлива. Прилив обычно длится около часа, есть расписание наступления воды, но мы, к сожалению, в него не вписались. Океан во время прилива наступает стремительно и так же быстро уходит. Дольше всего вода задерживается в дни равноденствий – на 8-9 часов. От площади перед входом в крепость в освобождённые морем пески, отправлялись босоногие, в шортах или с закатанными по колено брюками группы пеших туристов. Перед отъездом во Францию я наткнулся на фотографию потрясшей меня скульптуры П. Капеллани «Гибель в зыбучих песках бухты Св. Михаила» и никак не был готов к подобному зрелищу. Проводники групп, этакие «Моисеи» бухты Сен-Мишель шли впереди цепочки туристов и, видимо, знали, что делают.

На Западной террасе.

Комплекс зданий аббатства на скале Святого Михаила  – это уникальное архитектурно-инженерное сооружение, которое возводилось первую половину второго тысячелетия, а вторую половину дорабатывалось и модернизировалось. Периметр горной вершины всего один километр, и на этой территории удалось разместить большое количество достаточно просторных помещений.

Внутренние галереи аббатства.

Всё аббатство Сен-Мишель делится на три уровня. Вход, кстати, платный, начинается с нижнего уровня по Большой лестнице. Не знаю, стало ли это новой доброй традицией, но на лестнице фотографировались китайские молодожёны. Молодые люди коммунистического Китая могут себе позволить свадьбу на горе Святого Михаила! Пройдя Караульный зал, поднявшись по лестнице Гран Дегре, мы по проходу между церковью и монастырским жильём попали сразу на верхний уровень, на его западную террасу. Отсюда хорошо просматривалась бухта Сен-Мишель, её жутковатая серо-жёлтая обнажённая пучина с островом Томбёлен, известным колониями птиц, обитающими на его скалах.  Группы пеших туристов, хорошо различимые только через увеличительную оптику фотоаппарата, успели дойти до острова и даже продвинулись к едва видному нормандскому берегу бухты. В противоположную сторону открывался интересный вид на устье реки Куэнон, которая разделяет Нормандию и Бретань, на дамбу, где мы накануне вечеровали, на «инопланетные» обнажения прибрежной части бухты.

Мощные контрфорсы и восьмивековые лишайники на них.

Посидев на скамье под сводами строгой аббатской церкви, мы прошли в деревянную внутреннюю галерею, место праздничных религиозных процессий. Из аскетичной трапезной спустились на средний уровень, толстые стены крипт которого служат надёжным фундаментом сооружений верхнего уровня. Ещё заглянули в крошечный монастырский сад, постояли на смотровых площадках. Наружные стены аббатства покрыты вековыми лишайниками, производят впечатление неприступной крепости и, вообще вызывают внутренний трепет. Во время столетней войны англичане не сумели взять остров, и он заслуженно стал символом национальной стойкости.

 

Делились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *