Снегири в городе!

Автор Ю. Полуэктов.

В феврале 17 года я друзьям оренбуржцам рассказывал, что около «Вечного огня» на проспекте Победы можно полюбоваться свиристелями и даже их сфотографировать. Эти пернатые заполнили тогда и городские сады, и пригородные. Свиристели – птички северные, нелюдимые, зимой кочуют по необъятным просторам нашей Родины в поисках самых вкусных ягод. Но во время ягодного пира допускают до своей особы любого, даже самого неосторожного фотографа.

Ближе к весне, когда ягоды оттаивают и начинают бродить, птицы до того наедаются винными плодами, что пьянеют, и в таком непотребном состоянии отдаются в руки любому встречному прохожему. Мне звонили знакомые земляки, спрашивали, как хмельных пичуг откачивать. Что было, то было. Птицы, правда, сами протрезвели и быстренько улетели. Одно только печалит поклонников свиристелей: непостоянство. Маршруты зимних странствий каждый год разные и непредсказуемые. Вот и в Оренбург свиристели в прошлом году не пожаловали.

В позапрошлом году прилетала на гастроли, а до сих пор все помнят.

Зато у «Вечного огня» столько уродилось дикой ранетки, что нынешней зимой прилететь к нам серенькие красавицы были просто обязаны. Вот и стал я их ждать-поджидать: каждый день на проспект Победы, как на работу, наведывался. Но никто ранетками не интересовался, в пору было самому начинать клевать замороженные шарики.

После того, как зима за середину перевалила, заметил я на дереве пару голубей, угощавшихся плодами. Удивился: сизари не большие охотники по веткам скакать, им больше по нраву земля или крыша дома. И сфотографировать не получилось: шёл я в магазин за горбушей, камеру с собой не взял. Лишились голуби занимательного снимка, зато я обрёл горбушу с икрой, так что засолил и рыбку, и икорку.

Конечно, лучше бы здесь сало росло…

Потом заметил, что на ягоды вороны раззарились. С этими серыми хитрованами у нас отношения почти сердечные: когда я мимо прохожу, обязательно меня окликнут: «Ю-р-р-р, Ю-р-р-р»! Иногда более уважительно выскажутся: «Ю-р-р-а-а»! Но фотографироваться не любят, близко не подпускают. Издали только и смог сделать снимок. Вороны всеядны, но не примечал я раньше, чтобы они за ягодами по тонким веточкам бегали. Приверженцами ранеток их сделали борцы за гигиеническую безупречность родного города. После ликвидации открытых мусорных баков птиц вообще стало меньше, а вегетарианцев среди сохранившихся стало больше. Уничтожая свалки, хорошо было бы установить зимние кормушки для пернатых. Почему-то считается, что это удел пионеров и пенсионеров. Только вот пионеры вымерли вслед за мамонтами, а пенсионерам себя прокормить не получается.

И загородным жителям городские ранетки нравятся!

За рубежом о братьях наших меньших заботятся социальные службы. В Израиле, например, в социальных структурах есть люди, которые занимаются бездомными кошками: стерилизуют, ежедневно подкармливают. В других странах подобной чести удостоены собаки. Мне кажется, птицы гораздо больше заслужили не только всенародную любовь, но и государственную. Вот только мало кто эту любовь проявляет.

После ворон подловил воробьёв. Почему-то только полевых, прилетевших в город на зимовку. Городские воробьи, видимо успели захватить самые кормные местечки, без ягод сыты. Воробьям на фотографа вообще наплевать. Фотографируй, сколько пожелаешь. Их больше соплеменники достают. Ягод полно, и всё равно, только приловчишься снимать какого-нибудь сладкоежку, тут же кто-то из соседей обязательно решит, что у моей птахи, ягода самая вкусная, налетит, прогонит, а сам-то фотографироваться совсем не умеет. Сложный контингент эти чирикающие забияки.

И песней звенит, и ранетки вкушает.

Синички тоже стали интересоваться ранетками. Клюют и радуются жизни. Пробуют уже веснянки вызванивать. Радостные пичуги, хоть и модели непоседливые.

Интересные все птицы, но больно уж обыкновенные. Никакой тебе экзотики. Наконец, случилось то, зачем я вахту свою вершил. Прилетели редкие птахи. Не свиристели – снегири. Красногрудые красавчики, а с ними, как и положено, обличьем посерее –  снегирихи. Я снегирей в городе с детства не встречал. Грязно у нас стало, а эти птички чистый воздух любят. А уж на проспекте Победы движение, сами знаете, какое – не продохнуть.

Снегирь – мастер спорта по гимнастике.

В эту снежную зиму я ни разу за город не выбрался, чтобы поискать и сфотографировать пернатых. Не хотелось бороться с заносами да перемётами. И птицы, как я догадываюсь, не дождавшись своего привычного фотографа, сами в город на съёмки пожаловали. И как здорово получилось, как символично! Как раз на праздник – в день Защитника отечества!  И ведь, первым стал сниматься самый старый, самый красногрудый летун. Уважили.

Я полжизни  был связан с военной техникой – с ракетами: в армии в ракетных войсках служил, на гражданке ими же занимался. Воевать не пришлось. Так сложилось. Угодил как раз меж серьёзным военным кризисом и войной. Мои коллеги конструкторы рассказывали, как они рисковали жизнью, помогая военным устанавливать ракеты на Кубе во время Карибского кризиса. Я ещё маловат был, можно сказать, там были мои старшие братья. А в Афган попали уже дети моего поколения.

Мать-снегириха полна достоинства.

Мне кажется, снегири прилетели поздравить не одного меня, а всех оренбуржцев. Место выбрали самое правильное. Может быть, видел их кто-то ещё, может быть, кто-то и сфотографировал нежданных гостей.

Такое вот  случилось у нас поздравление с праздником – снегири в городе!

Делились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *