Роковой перекресток веков

Дворянский особняк

Дворянский особняк я помню с детства:
Уютный двор, лепнины кружева…
И как однажды защемило сердце,
Когда исчезли два гранитных льва

С задумчивыми, грустными глазами,
Хранители заветного двора.
Их кто – то перевёз в коттедж, сказали…
Девяностый год – преступная пора.

Бесчестье, воровство и беззаконие,
Лихое время, полный беспредел…
Тогда и дверь взломали в знатном доме.
Там пьяный сброд юродствовал, гудел…

И осыпалась с потолка лепнина,
И головы богинь слетали в сад,
Стирались вдохновенные картины,
Рождённые сто лет тому назад.

Дом превращался в жуткие руины,
Истерзанные вечным сквозняком.
Как целую эпоху, без причины
Неудержимо убивали дом.

Теперь стоит – ссутулившийся, хмурый…
В нём днюет и ночует тишина,
И ждут у стен забытые скульптуры,
Когда же мир очнётся ото сна.

 

Последние осенние дары

Последние осенние дары,
Среди ненастья, как же вы добры!
Орнаментом наряда удивляя,
Охрится облепиха наливная.

Звездой продрогшей в грязь роняя лист,
Сверкает виноград, что аметист.
Оранжева над ним рябины кисть,
Изящно – элегантен барбарис.

Вооружившись шпагами-шипами,
Боярышник хранит о лете память;
В шатре тончайших веточек-ресниц
Приворожив чирикающих птиц.

И красно солнце – яблоко одно
Ещё всё смотрит в дачное окно.
Задором и теплом, день ото дня,
Оно всё больше радует меня.

Последние осенние плоды…
Вы словно обереги от беды!
Во всём саду черёмуха одна –
Черней зрачка… Как вдовушка – мрачна…

 

Мало я знаю о Рае

Пруд с одинокою ивой –
Осени светлый приют.
Господи, как же красиво,
Тихо здесь, словно в Раю!

Рядом дымится деревня,
Церкви заброшенной лик.
Дух здесь славянский и древний.
Лиственный сладок язык.

Мало я знаю о Рае.
Если б так было в Раю,
Я бы остался, сгорая,
С осенью – в этом краю.

И не страшился бы смерти,
Боли не чувствовал впредь,
Сбросил бы времени сети,
Здесь не боясь постареть.

Выполнив главную Божью
Миссию в жизни свою,
Прожил бы здесь, не тревожась,
В тихом краю, как в Раю;

Сжёг бы обиды-печали
В пылком закатном костре,
Чтобы взахлёб не рыдали
Тучи в моём октябре.

 

Весна над городом

Шлейфом ползёт дым из труб заводских,
Чёрные здания мрачны, точно тать…
К ночи отважилось тело реки,
Змеем, сдирающим шкуру, восстать

Над бастионом крутых берегов.
С треском шевелится льда чешуя.
Веки смыкают громады домов…
Ритмы оглохших трамваев стучат…

Строчки причудливых карагачей…
Бледной аллеи стальная струна
Тонко звенит… Возвращенье грачей…-
Это над городом кружит весна!

 

Роковой перекрёсток веков

Век серебряный, славный, далёкий –
Роковой перекрёсток веков…
Золотые доносятся строки
В перекличке живых голосов:

Александр, Серёжа, Арсений,
Велимир, Владислав и Андрей…
Всех помянем вас, всех, в день весенний
У высоких пасхальных дверей.

Николай, Осип, Анна, Марина,
Макс, Владимир, Георгий, Борис…
Этот список, что клин журавлиный
Во вселенскую вырвался высь;

Вереницею сломанных судеб
На исходе всех жизненных сил.
Тем вовеки прощенья не будет,
Кто при жизни их песни лишил.

Только песни? А может и жизни?!
Самых преданных зверской судьбе,
Самых верных любимой отчизне,
Самых близких и мне, и тебе…

Посвятившие сердце России,
Беззаветно любя свой народ,
Разве много поэты просили?
Разве всех палачей не простили?
Их так поздно отчизна поймёт…

Не подавшим в беде ни червонца,
Пусть “друзья” “там” заплатят сполна.
Как лучи восходящего солнца,
Согревают нас их имена.

Их стихи проливаются соком
Ветрокрылых апрельских лесов.
Даже сердце сжимается в кокон
От неистово сложенных слов.

Словно колокол, звонкие строки
В перекличке живых голосов…
Век серебряный, страшный, далёкий –
Роковой перекрёсток веков…

 

Мотылёк

Мотылёк упал на свечку.
Вспыхнул белый мотылёк.
Вдохновенный крымский вечер
Просочился между строк.

Он во двор проник спокойно,
Сел за стол на скромный пир,
(Где стихи текли рекою…)
Где нас было только двое –
Единения высший мир –

Целый космос! И расстаться
Нам казалось – не дано.
Это вот и было счастье,
Что тянулось, как вино!

Счастье, что осталось с нами,
Чудный миг средь суеты!
Утром дождь залил стихами
Все небесные холсты,
Все кресты окошек скромных,
Можжевельниковый лес,
Лунный лик жемчужно – томный
Заточил в тюрьму небес;

Утопил в тумане горы,
Точно в сумерках веков.
У волнующего моря
Только мы и шторм стихов.

Дождь поэтам не помеха,
А скорей наоборот…
Тихо с гор спустилось эхо:
“Всё исчезнет, всё пройдёт,

Всё пройдёт, и это тоже!”
Веял холодом рассвет.
Как свечи огонь тревожный,
Жёг ладонь мою билет

На скулящий, скучный поезд,
Наподобие тюрьмы,
В дней угрюмых вьюжный пояс,
В одиночество зимы.

Как скупы разлуки речи,
И жесток тревоги ток…
Мотылёк упал на свечку,
Вспыхнул белый мотылёк.


Бакулин Вадим Валерьевич – поэт, член Союза Писателей России, журналист, лауреат литературной премии им. П.И. Рычкова, член литературного объединения “Алый цвет”. Стихи начал писать рано, практически с пелёнок, как сам уверяет. Первая серьёзная публикация в прессе состоялась, когда автору было 12 лет. На данный момент у автора множество публикаций в центральной прессе, а также вышло пять книг стихотворений. Вадим Бакулин родился 11 ноября, а это говорит о том, что уже можно поздравить именинника!

Делились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *