В глазах такая синева…

***

Как много есть чудесного на свете!
Листва, как пламя,
Твой небесный взгляд…
Старик с клюкой,
И с крылышками дети,
Что в небо с визгом
К солнышку летят.
Чудесно всё: стихи, машины, песни
И старый бомж.
Пойди, спроси его
О жизни…
Только нет чудесней
Загадочного взгляда твоего!

***

На откосе бледнеющих лет
Осиял, не за риск, не за страх,
Этот тихий, застенчивый свет,
Что в её затаился глазах.

Он лучистый и нежный такой,
Что нечаянно станешь следить
Ты за ним… да за хрупкой судьбой.
И молитвой беду отводить…

 

***

Лист осины дрожит и дрожит,
Лист берёзы — смирения чудо.
Кто Отчизной своей дорожит,
Никогда не уедет отсюда.

Скоро осень подрежет листву,
Но пока всё лишь роскошью дышит.
Даже если тебя позову,
Ты сегодня меня не услышишь.

Ты услышишь меня в холода,
Что возникнут в изнеженном теле.
Ты заплачешь, приедешь сюда
И увидишь — листы облетели…

 

***

Опять высокий ранний свет
В полях, в окошках, в шалаше…
О Господи! Предела нет
Любви и нежности в душе.

И нет ни края, ни конца
Просторам русским. Знаю, тут,
У нас, от старца до юнца
Любовью только и живут.

Иначе нам нельзя никак.
Ведь злость и гнев обречены.
Вот отчего наш главный враг
Боится русской тишины.

Да! Тут у нас такая гладь!
Да тишь, да свет… Так и живём.
И никому не разгадать,
Что будет завтра за окном…

 

***

Прогоните из храма свиней.
Накормите голодных детей.
Юрий Кузнецов

Мы привыкли жить среди свиней,
Мы привыкли с ними говорить
О святом и вечном.
Всё сильней
Тянет нас им двери отворить
В Божий храм,
И в сердце, и в нутро.
В потаённость духа, в глубину…
Как же это глупо и старо!
Скоро сами хрюкнем на луну.
Скоро даже скажем:
— Повезло…
Только стой!
Подумай не шутя,
Как на нас свободно
И светло,
Смотрит удивлённое
Дитя…

 

Алёнка

Идут года ретивые,
В хоромах не сутулятся.
Стоит Алёнка дивная
На полуночной улице.

Но стой ты здесь хоть год, хоть век,
А может, только полчаса…
Когда тебе семнадцать лет,
Любовь бьёт ниже пояса!

И вся судьба: Рязань — Москва —
Не помнит, сколько ехала…
В глазах такая синева,
Что дальше ехать некуда…

 

***

Садик, палёная водка, —
Ад среди райского дня.
Рядом сидит идиотка,
Матом ругает меня.

Закусь-то — корочка хлеба…
Глянешь в пустые глаза —
Господи! Там ещё не был…
Там нет дороги назад.

Там — ни судьбы, ни заботы —
Финиш! И смерть — не вопрос!
Милая девочка, кто ты?
Знает лишь только Христос.

Бедные русские дети —
Ад среди ясного дня!
Кто-то за это ответит,
Кто-то и спросит
С меня…

 

***

Всё будет так, как шло веками:
Придёт заступник в каждый двор,
Большими, сильными руками
Прибьёт бандитов и обжор!

ОМОН, спецназ, убийцы-профи
От ужаса во все концы
Рванут…
И вспыхнут по Европе
Автомобили и дворцы!

Земля сгорит,
Взорвётся море
Под разной сволочью другой.
И будет всем богатым —
Горе!..
Без исключенья, дорогой.

 

Покров

1

Мой октябрь — не весна,
Он, как поезд, лесом прёт!
Только сунься из окна —
Ветром голову сорвёт!

Лишь внутри покой царит,
Люди спят иль водку пьют.
Им никто не говорит,
Чем грозит такой уют.

Ведь в стране ветра свистят
Да пожары там и тут.
Листья пламенем горят,
Их спасать — напрасный труд.

Всё сгорит — не надо дров,
Станет жарко на Руси…
Ждём мы снега на Покров,
Богородица, спаси!!

 

2

А за окном белым-бело…
Слезу нечаянно сотру.
«Мне среди русских жить светло, —
Сказал мне Ангел поутру. —

Такой простой невинный край —
Он всем по сердцу и уму!»
«Нам среди русских просто рай! —
Народы вторили ему. —

Мы будем тут хоть триста лет
Детей лелеять и внучат…»
И никому тут дела нет,
Что только русские молчат,

Что за окном белым-бело
И слёзы мёрзнут на стекле…
И мне, конечно, повезло,
Что буду спать в родной земле,

Что здесь моя остынет кровь,
Пока ещё Россия спит,
Что рано-рано на Покров
За мною Ангел прилет…

 

Сретенье

Опять мороз. И Сретенские звоны.
И снег на крышах — метра в полтора.
И луч небес вдруг вспыхнул на иконах,
И в храм, мой милый, нам уже пора.

Давай пойдём!..
А солнце, как гвоздика,
Уже цветёт. Из труб — столбами дым.
Давай-давай, машину заводи-ка,
И мы с тобой, как стрелка, полетим!

…И уж кресты навстречу нам несутся,
И купола, как шлемы — не пробить!
А будем вместе — так и все спасутся!
А будем рядом — нас не победить!!!


Борис Анатольевич Селезнёв родился 19 октября 1953 года в г. Горьком. Закончил школу, служил в армии, работал слесарем, механиком, водителем троллейбуса.

Печатался в областной, российской и зарубежной периодике, в журналах и альманахах «Истоки», «Современники», «Московский Парнас», «Волга», «Нижний Новгород», «Потом» (Бостон), «Вертикаль», «Арина», «Голгофа», «Новая Немига литературная» (Минск), «Гостиный двор» (Оренбург), «Бийский вестник», «Невечерний свет» (Санкт-Петербург) и многих других.

Окончил Литературный институт им. Горького, работал главным редактором газеты «Православное слово», лауреат премии им. Бориса Корнилова, член СП России. Председатель ревизионной комиссии Нижегородской писательской организации. Руководитель поэтической секции «Арина» при Нижегородской областной писательской организации.

Главный редактор православного литературно-художественного альманаха «Арина» и периодического журнала «Голгофа».

Автор двенадцати книг поэзии и прозы.

Делились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *